Письма

Вторая осень

Вторая осень

Конец сентября. Запели птицы. Как говорили у нас на севере — «полетели в тёплые края», вот они эти края. Здесь.

Мы всё ещё здесь. На нашем счету парочка неодобренных виз. Желание двигаться дальше не покидает.

Зашумели стройки и ремонты. Время завершать сезон и готовиться к новому.

Октябрь. Начало. С пляжа исчезли лежаки и лежатели. Кумбор заметно опустел. Градус жары начал убавляться. Но снова до 30, это для нас много. Как рыбки прячутся в тени лодок, так и мы всё ещё сидим в домике, жарко.

Сосед с лимонным садом жжёт старую траву и ветки. В прошлом году встретил нас и предупредил, чтоб закрывали окна от дымовухи, в этом году не встретились, палит без предупреждения.

Последняя неделя месяца дождь, ветер, грозы—каникулы откладываются.

Вот ты спрашиваешь- какие планы? Не планируем, а планинарим, планинаримо)

Лексика планов на каникулах:

Planina - гора, planine - горы.

Planinariti - ходить по горам,

planinarim - я хожу по горам,

planinarimo - мы ходим по горам.

•••

Снился север. Облачное низкое небо. Позади скала, впереди обрыв. Озеро с отражением снежной горы.

После дождя эти ощущения вспоминаются. Kiša pada. Пятнает крышу напротив. Пока она не становится глянцевой, глазированной. Барабанит сильнее и сильнее, пузыриться по балконной кромке.

После обеда снова ослепительное солнце. Черепица просыхает будто не было никакого дождя.

Что ж, можно затевать стирку. В дождь бельё не сохнет, поэтому даже не пытаюсь. В стиральной машине появились новые вещи - носки, что за чудо, полгода не виделись.

Второй сезон стали более подготовленными, по прежнему страдая от жары наверняка знаем, что и этому придёт конец.

“I’m singing in the rain”-сегодняшний саундтрек. Дважды попали под дождь. Первый раз футболки стали в крапинку, второй-почти насквозь. На встречу нам шли люди с зонтами, радуясь дождю.

Гранатовый сезон

Время гранатов и французских пенсионеров из большой гостиницы.

Тихомир жалуется - заходят в магазин как в музей: “Bonjour!” смотрят и ничего не берут: “Au revoir!”

Угощает нас особенным сортом граната “Konski zube”с крупными сладкими розовыми зёрнами, достаёт из своего шкафчика, где продукты для семьи, в прошлом году нам досталась оттуда хурма (japanska jabuka).

А я восхищаюсь веткой с тремя расцарапанными острыми колючками плодами (šipak iz Mostara), лежит поверх коробки для красоты, конечно продаётся—ждёт меня! А я тут как тут!

На холсте эта ветка проростала не быстро, со второй попытки. Просто уже надо было срочно закончить, ведь в одном из трёх с трещиной завелись мошки и из него начало капать прямо на кресло. Подложив картоночку я продолжала красить, получая удовольствие от густоты красок. Ведь последнее время только на планшете рисую. А тут - пишу! И не словами, а цветами, красками! Гранатовыми! Много ли надо для радости!)

«Всего-то»: особенного вида граната, мошки, испачканный плед, краски, кисти, мольберт!)

Картина окончена, можно спокойно ехать на каникулы в Жабляк.

Ты давно (вообще когда-нибудь) делала гербарий? А то ведь осень на дворе, может надо сохранить немного этого лета?

Творческое задание: рассмотреть внимательно листики и травинки, понравившиеся сунуть в книгу (какая у тебя сейчас читается?)

Мой «гербарий» получился объемным-карманным: каштаны с побережья, с севера—шишкоягоды можжевельника, уже не šipak а šipurak (шиповник), в одном кармане камень-домик (kuća), в другом камень-сердце (srce).

Из сувениров-мёд от пчёл каньонов Tara и Piva. (Это намёк—заходи на чай)

Осень в горах

Многое становится на свои места, ну почти всё, всё да не всё, ну что ты вот опять начинаешь. Смотри, какая красота!

Понятнее, ближе, знакомее: дорога с серпантинами поворотов, мелькающие домики среди гор.

Видели синекрылую сойку прямо с балкона Casa Di Pino, куда мы возвращаемся как на дачу, нас узнают, помнишь, как дружно копали снег! Повстречали символ гостиницы белочку (veverica). Молниеносно быстрая, чёрненькая, с орешком в лапках, прям как на картинке!

Каждый раз навещаем Черное Озеро с отражением горы в разных состояниях природы-погоды. Вода за лето отступила, оголив берега. Вот, оказывается, почему так светится—дно из-за светлого песка отражается и сияет изумрудом-физика, а вообще здешние места—чистая лирика.

•••

Горы и осень.

Место и время.

Слёзы от ветра.

От ветра ли.

Знаем мы Север

на вкус и на запах.

Ягоды, шишки

и можжевельник.

Видим и чувствуем

Руки Творца.

В камнях застыли

Его отпечатки.

•••

Поздним вечером затмение, после сауны идем смотреть на исчезающий край луны, на долго нас не хватает-после spa хочется спать. Первые дни входишь в темп, потом синхронизируешься с природными циклами, вставая вместе с солнцем в 6 утра. Небо уже голубое, над деревьями луна, та самая что восхищала нас затмением и восходом пару дней назад. Золотятся верхушки ёлок и треуголки крыш.

Едем, едем по дорогам, смотрим кругом, исследуем новые направления и вспоминаем прошлогодние: вот здесь весной нашла гриб-дождевик - такой большой белый шар, вот бы папа порадовался! А ведь не хотят к нам ехать - дела, дела: то сажать картошку, то окучивать, собрали, теперь снова занятия нашлись, по мне так отмазки! Злюсь на все эти «дела»-заборы, гараж, ну это же глупости!!! Приезжайте к нам, пока вообще такое возможно!

Первое

Едем двумя Тойотами. С ребятами встречаемся почти случайно на панорамной (как крыша на этот раз) парковке с видом на озёра у Никшича. Заправляемся чаем, а вот наш Jaris заправлять часто не надо, гибрид, расход получился 3,5 литра.

На субботу наши дороги расходятся, а в воскресенье мы отправляемся на тот самый мост Джурджевича через каньон Тара. Забавно, что мы все здесь были несколько раз, оставляя достопримечательную точку на потом.

И, по-честному, мы любители закоулочков и секретных мест, внезапных привалов, неожиданных поворотов, сюрпризов, которых полна наша жизнь, только подмечай и рассказывай потом истории, кажущиеся небылицами.

Вот как раз Ольга находит такую отвороточку, а мы только за. Путь на vidikovac преграждён верёвочкой. Рыжая собака—«ласковая охрана», подходит к нам, виляя хвостом, ложится у ног, прося чтоб её погладили. Рыжий кот подходит позже, там вообще все рыжие, включая куриц и коров!

Не рыжие хозяева домика напротив сообщают, что Димин RAV4 проедет, а мы нет. Садимся назад к Рите и Илье и вшестером едем по полям и пригоркам.

Это укромное местечко—завтрак впечатлений. Рассматриваем старый дом, любуемся срезанной формой высокой деревянной крыши. Как мудро раньше подходили к выбору места для строительства. На пригорке, и в то же время под горой, ветра здесь меньше, замечаем мы. По бокам—высокие деревья, видно издалека. Деверья и кусты шиповника красными бусинами прорасли сквозь окна и двери. Дерево поседело от времени. Жаль этой увядающей красоты. Такой сезон—осень.

В небе кружат два сокола, на поле лежат коровы. Крыши домиков как грибы. Греет солнце—ещё один подарочек нам. Сухие травы причёсываются ветром. Собираем с острых можжевеловых кустиков ягодки, сначала в карман, потом в термос.

Второе

Дальше—дорога по склону на пути к каньону. Осенние листья по-рекламному летят из под колёс. А вот и мост! Вокруг сувенирные лавки, кафе и Zip line! Конечно, не смогла такое пропустить. Ребята домчались на ту сторону быстро, а вот я не доехала до конца, предупреждали, если такое случится, надо будет словить верёвку, но не словила. И мееедленно покатилась назад, остановившись прямо над самым обрывом. Ти—ши—на… Вишу на тросе, соединяющем берега—начало и конец. Тихо летят внизу жёлтые листья и паутинки над течением горной реки. Слева—арка моста, справа—долина. Рассматриваю. Нахожу между пятнами деревьев крыши затерявшихся домов.

Это было совсем не страшно. Доверяя верёвочке жизни и регулировщикам этого движения, уже организовывающим «план по спасению», вспомнился полёт на параплане на Камчатке с инструктором Алексеем, тогда что-то тоже пошло не по плану, кружили над бухтой, но всё же приземлились! (В любом случае достигли бы земли) Вот и тут я почувствовала как медленно начала сползать вниз, вытянув ноги, как учили, начала ускоряться и увидела приближающегося «спасателя», кидающего мне верёрку—поймала на этот раз!

Больше всего понравилась эта непредвиденная пауза—остановка над пропастью. Iznenađenje(сюрприз)— прокатиться с ветерком в обратную сторону!

Потом обед, чай со сладостями у багажника машины, два озера— Зминичко и Вражье. У Зминичко любимые нами сосны, если на Куршской косе танцующий лес, тут тоже своя «дискотека», это не изящный танец типа вальса, а скорее игра «морская фигура на месте замри», угадываю, что показывают растопыренными ветками морского ежа, осьминога или водоросль.

По дороге между озёрами ещё два места-впечатления: древние каменные надгробия, вросшие в землю. Издалека выглядят как кучка камней, а вблизи можно разглядеть узоры.

Десерт

Основное впечатление—просторы с линией гор вокруг. Гор+зонт=горизонт. Закатное небо розово-черничных градиентов. Невероятный восторг!

Вражье озеро—тёмная клякса, которую мы сперва не оценили по достоинству.

Забрались на пригорок и от туда наслаждались видами.

Со всех сторон—свобода.

Творение, как с первой главы Бытия, вызывает креативность. Воображение рисует зооморфные и антропоморфные образы: в облаках бегемот, толстый кот, превращающийся в медведя. Среди гор будто выглядывает глаз крокодила. В линиях на горизонте видим профиль, сравнивая друг с другом, приходим к выводу что это Рита!

Устраиваем пикник на обочине. Вдали зажигаются огоньки окошек. Метеоритами проносятся фары машин, приветственно сигналят нам, мы машем из темноты.

Возможно впервые видим восход луны. Сначала засветом, затем маленькой сияющей точкой, поднимающейся и разрастающейся, отражающейся в глубине озера.

Стоим, любуемся, всё никак не можем распрощаться. Ребятам ещё возвращаться на берег, мы ещё остаёмся здесь на пару дней.

Эта точка теперь для нас состоит не только из координат широты и долготы, высотой над уровнем моря, рельефом, временем года, погодой, температурой, темнотой, ещё и от компании людей, общения, впечатления дня, простора, чувства полёта.

Помню, одно время рисовала летающих человечков, и вот сейчас словила это чувство — будто парим над землёй. Наверное, такие эмоции испытывает Оля верхом на коне. Кто-то на велосипеде или мотоцикле, ловя воздух всем собой. Плывя, забываясь в воде, опять таки отрываясь от земли. Занимаясь творчеством—уходя в другие измерения и миры. Тела почти не чувствуешь, хотя с виду в движении: гребёшь, плывёшь, крутишь педали, идёшь в гору, вяжешь, пилишь, готовишь… в полёте!

Вот такие получились каникулы. Переключились от ежедневной рутины. Сменили море на горы, юг на север. Ночью машина покрылась инеем. Мы в шапках, кофтах и даже куртках.

Благодарны за приют маленькой страны-гостиницы, в сердце которой для нас нашлось место.

Диалог на трёх языках (местном, английском и русском с ударением на первом слоге, как тут принято), с улыбкой и доверием. В сотворчестве рождается новая история. Прямо сейчас перед нами холст, даже если он чёрен, как ночь. Просто надо взять краски отражённого света луны, макнуть кисть в озеро и…